Чья дамба?

05.02.2024

Департаментов, управлений, комитетов и прочих госструктур сейчас столько, что в них легко запутаться. Помещений не хватает. Чиновников полно, а порядка нет, новые технологии не применяются, и неизвестно когда станут применяться. Работу власти вышестоящие органы оценивают более чем по 100 показателям. Нет среди них самого важного – какова эффективность власти? Если она стремится к нулю, то зачем такая власть?

Всё-таки, хорошо, что ведутся прямые трансляции заседаний областного акимата. Народ может посмотреть, как работает правительство региона.  На таких заседаниях немало моментов, когда отчётливо видны  некомпетентность руководителей, громоздкая, неповоротливая система управления и другие, весьма порочные недостатки системы власти.

 Не обошлось без подобного сюжета и заседание, состоявшееся 2 февраля. Кстати, трансляция на ютуб-канале ВК областного акимата набрала 424 просмотра, что весьма неплохо. Всё-таки, это не детектив и не сериал.

 Среди прочих рассматривался и вопрос о подготовке к весеннему паводку. Начальник ДЧС ВКО доложил о готовности гидротехнических сооружений – плотин, дамб, водохранилищ. В основном эксплуатацией  этих сооружений занимаются госпредприятия «Казводхоз» и «Шыгыс су коймалары». Некоторые сооружения находятся в частной собственности. Имеются такие объекты и на балансе акиматов, в частности, две дамбы. Когда эту информацию услышал аким ВКО Ермек Кошербаев, он поинтересовался – у каких акиматов эти дамбы.

- Акимы, поднимите руки, у кого дамбы?

Вопрос повис в зале. На лицах акимов городов и районов появились тревога и недоумение. С минуту стояла тишина. Наконец, откликнулся аким Риддера Даулет Батырбаев.

- Посмотрел по списку, и узнал, что у тебя есть дамбы? – пожурил своего подчинённого глава области. И спросил, когда он лично осматривал эти сооружения. Оказалось, что на одной из дамб градоначальник побывал, а вот до второй ещё не добрался, но планирует.

- На каком расстоянии находится дамба?- поинтересовался Ермек Кошербаев.

- 34 километра.

Глава Риддера заверил, что обязательно проконтролирует состояние дамбы до начала «большой воды».

 Потом Ермек Кошербаев обнаружил несоответствие данных областного ДЧС и акимата Курчумского района. По расчётам службы ЧС предельный уровень заполнения одного из сельских водохранилищ – 300 см, но акимат в своей справке указал 350 см.

- Как так может быть? 50 сантиметров расхождения – вроде бы немного. Но если взять всю площадь водохранилища, то это большой объём воды, если оно переполнится, может случиться беда, - возмутился аким области.

- Приведём в соответствие, - ответил аким Курчумского района.

 Вот такие руководители на местах. Они даже не владеют информацией о наличии и характеристике важнейших технологических  сооружений, состояние которых может привести к природной катастрофе! А ведь согласно закону «О гражданской защите» акимы осуществляют руководство системой гражданской защиты на территориальном уровне. Как же они руководят?!

 Возможно ли было подобное неведение и некомпетентность  в недавнем прошлом? Как минимум при таком уровне владения обстановкой во вверенном регионе руководитель был бы уволен и исключён из партии, что ставило крест на всей дальнейшей карьере. В сталинское время последствия могли быть гораздо печальнее. Один из наркомов той поры вспоминал, как при докладе о строительстве завода в Сибири он показал указкой не то место на географической карте. И почувствовал холод по спине – вождь не терпел даже таких неточностей. Нарком решил опередить события, и направил Сталину записку: дескать, переволновался и ткнул не туда, готов понести любое наказание. От вождя пришёл ответ: «Спокойно работайте».  Такое было время, такая требовательность.

 Какую роль играют в современной жизни беспилотники – объяснять не нужно. Вроде бы уже давно пора начать их применять, к примеру, для контроля обстановки в лесах, обнаружения не только браконьеров, незаконных порубок, но и очагов пожаров. Но, оказывается, до сих пор лесники обходят свои участки пешком. При штатной численности в 1063 человека, работают всего 743 лесника. На каждого из них приходится 2,9 тыс. гектара леса, и это не только равнина, но и горная, труднодоступная местность. Помогают облёты территории, но, по словам руководителя управления природных ресурсов и регулирования природопользования ВКО Мурата Кусаинова, лимит часов на облёты недостаточный – всего 501 час на весь год.

 А беспилотники только планируют закупать. Всего три БПЛА (беспилотных летательных аппаратов), которые обойдутся в 2 млрд. тенге. В эту сумму входит и обучение управлению. Поскольку сумма большая, то в этом году закупка не состоится, нужно найти деньги. Планируется только на 2025 год.

 А зачем такие дорогостоящие беспилотники? Помогут ли всего три БПЛА кардинально решить проблему раннего обнаружения пожаров? Не лучше ли каждому леснику дать небольшой дрон? Ведь даже на войне сейчас используют такие малые БПЛА как для разведки, так и для поражения техники и живой силы.

Этот вопрос задал и аким области. И поручил в первом полугодии решить вопрос закупки БПЛА для лесников.  Беспилотные аппараты и в целом цифровизация  по мнению главы ВКО помогут снизить остроту дефицита кадров. Имея беспилотники, лесники станут меньше ходить пешком по своим участкам, у них появится время для другой работы.    

 Но способна ли громоздкая система так быстро выполнить это поручение? Теперь нужно найти средства, вносить корректировку в бюджет, провести сессию облмаслихата. Потом объявить госзакупку, провести конкурс. На это уйдёт в лучшем случае несколько месяцев. А уже с апреля начинается пожароопасный период.  Неужели нельзя было решить этот вопрос года два-три назад? Ведь сейчас дрон есть, например, практически у каждого блогера, а у лесников нет. Потому что блогер покупает сам, а лесники ждут решения чиновников, а те всё не могут или не хотят решить.

 Департаментов, управлений, комитетов и прочих госструктур сейчас столько, что в них легко запутаться. Помещений не хватает.  Лесными делами, например, занимаются два ведомства – упомянутое областное управление и территориальная инспекция лесного хозяйства и животного мира. Первое ведомство занимается местными лесными угодьями, а второе подчиняется минсельхозу и ведает национальным парком и особо охраняемыми природными территориями. Чиновников полно, а порядка нет, новые технологии не применяются, и неизвестно когда станут применяться. Работу власти вышестоящие органы оценивают более чем по 100 показателям. Нет среди них самого важного – какова эффективность власти? Если она стремится к нулю, то зачем такая власть?

 

                  Денис Данилевский     

 

Похожее